Дети войны:

Дети войны рассказали школьникам о страшных буднях Великой Отечественной

"Наша Победа" № 7 от 09.04.15
Людмила Ивановна Овчинникова в детстве.

Интересную акцию, посвященную Великой Отечественной войне, провели недавно в средней общеобразовательной школе № 28 Вологды: ученикам предложили написать сочинение-эссе об их бабушках и дедушках, детях войны. Сегодня мы предлагаем читателям «Нашей Победы» выдержки из этих сочинений.

 

«Когда началась бомбежка, мама от испугу закрыла меня подолом юбки»

- Моя бабушка была ребенком войны - Овчинникова  Людмила Ивановна, - рассказывает шестиклассница Настя Овчинникова. - Сейчас бабушке  76  лет, она живет в деревне Лисицыно Вологодского района. Бабушка была совсем маленькой, поэтому рассказать об одном дне войны, выделив его из тех страшных событий и воспоминаний, ей очень сложно. Поэтому я записала самое главное и яркое, о чем она часто вспоминает со слезами…

«Мне не было еще трех лет, когда началась война. Папа был на Финской войне, а я с мамой жила в Калинине (сейчас - Тверь).

Немцы окружили Москву… Объявили эвакуацию. Мы эвакуировались по Сталинскому тракту. Утром, когда проснулись, в доме были немцы, они кричали: «Киндер! Киндер!» Но нас не тронули, а эвакуацию почему-то отменили.

Вскоре немцев отбросили от Москвы, и мы вернулись в Калинин. Но когда объявили вторую эвакуацию, мы отправились в деревню к дедушке, в Пески. Мы плыли на катере через Волгу, когда налетели немецкие самолеты. Началась бомбежка! Мама от испугу закрыла меня подолом юбки. Молодой  лейтенант  сказал:

- Мамаша, все равно не убережешь свою дочь, если попадет бомба.

Мама ответила:

- Хоть не увидит страсти!

А сама увидела, как бомба попала в катер, который вез детей из детского дома. Все дети погибли…

Пришли в деревню к дедушке. Там было очень много женщин и детей, эвакуированных из Калинина. Немцы заняли Калинин по одну сторону Волги.

Однажды мама подняла меня к окну. Там было видно сильное зарево. Мама заплакала и сказала: «Это горит наша фабрика «Пролетарка».

… В доме, где мы жили, останавливались летчики и давали мне шоколад. А когда они улетали, то многие не возвращались. Моя мама плакала, как по родным.

… В лесу, недалеко от нашего дома, был партизанский отряд. Однажды  недалеко от отряда упал немецкий самолет. В нашу деревню привели трех пленных летчиков с завязанными руками. Я хорошо помню, как их посадили на большой камень. Все прибежали смотреть - женщины, дети. Многие кричали, ругали немцев. А мама смотрела и плакала: «Такие красивые и молоденькие немцы». Они были голодные. Моя сердобольная мама сбегала домой, принесла им крынку молока и краюшку хлеба. За это ее наказали. Пришел командир, начал ругать маму и увел вместе с немцами. Я тогда очень громко заплакала. К счастью, маму отпустили, потому что папа был членом партии.

Немцы были в Калинине недолго. Их отбили от Москвы и освободили Калинин. Самолеты  продолжали летать, мама продолжала прятать меня в окопе, даже если это был советский самолет. Вернулся папа. Помню, он из-за маминого  страха иногда подшучивал над ней. Вскоре мы вернулись в Калинин. Он был весь разрушен… Нас в Калинине ждали плохие вести. Был повешен наш хороший знакомый, четырнадцатилетний мальчик Юра. Он был связным в партизанском отряде...»

Записала Анастасия Овчинникова, 6 «б» класс

 

«Маму допрашивали пять человек, но она не выдала партизан»

Анне Григорьевне Майоровой (Педус) 78 лет, она родилась в Краснодарском (ранее Азово-Черноморском) крае, в Совхозе № 2. Одну из историй о военном времени, которая произошла с ней в 1943 году, записала пятиклассница Полина Колмакова. В те дни, когда случилась эта история, Анне Григорьевне было всего семь лет...

Анна Григорьевна Майорова (Педус).

«Этот день до сих пор у меня в памяти. И даже сейчас, спустя 71 год, вспоминая его, не могу сдержать слез, и сердце сжимается в груди... Моя мама (Педус Анна Петровна, 15 мая 1896 года рождения) помогла раненым партизанам, за это и была схвачена немцами. Маму допрашивали пять человек у меня и моей младшей сестры Нади на глазах. Когда ее били, мы закрывали глаза. Было так страшно, этот ужас я не забуду никогда.

Наша мама не выдала партизан, хотя они находились под станцией Темаргоевской. Ее приговорили к казни через повешение.

Нас с сестрой привели на место казни. Это был стадион между женской и мужской школами. Там стояло шесть виселиц. Эти качающиеся веревки - страх, ужас, в голове все смешалось. Сколько времени мы там стояли, не знаю, слезы текли без остановки. Было так страшно, что я не могла пошевелиться. Потом наш дедушка (Педус Михаил Акиндинович ) схватил меня и Надю, и мы бежали через деревья, кусты акации к нашему дому. Я думала лишь о качающейся веревке, на которой через пару дней повесят мою маму.

На следующий день из-под Темаргоевской выступили наши и погнали немцев. Повесить маму и других приговоренных немцы так и не успели. Но тот ужас, который я пережила в тот день, помню до сих пор...»

Записала Полина Колмакова, 5 «г» класс

Май 1943 года. Освобождена одна из станиц Краснодарского края.