Дети войны:

«На фронте мой отец получил винтовку только на 6­й день боя»

"Наша Победа" № 4 от 09.02.15
1942 год. Вольдемар Куликов.

Сегодня в рубрике «Дети войны» мы знакомим читателей с воспоминаниями о войне и Вологде военных лет вологжанина Вольдемара Николаевича Куликова, 1934 года рождения.

После окончания школы № 9 СЖД и Московского торфяного института он 35 лет работал в Головном конструкторском бюро по проектированию деревообрабатывающего оборудования. Награжден значком «Изобретатель СССР», медалью «Ветеран труда», грамотой Министерства станкостроительной и инструментальной промышленности.

«О войне мы узнали утром 22 июня. Родители готовили завтрак, погода солнечная, форточка открыта. Мимо проходила соседка тетя Маня Левина: «Слышали? Началась война с немцами, сообщили по радио!»

Вся жизнь в нашей семье перевернулась на 180 градусов. С 22 июня радио было включено днем и ночью.

В середине сентября мой отец, Куликов Николай Иванович, 1909 года рождения, получил повестку о прибытии на сборный пункт на улицу Первомайскую, он находился в недействующей церкви Покрова на Козлене. Мы с мамой и младшим братом отправились на железнодорожную воинскую платформу. Мобилизованные уже сидели в двух переполненных грузовых вагонах. Отец подбежал к нам, мы обнялись, поцеловались. Их отправляли в Череповец на пункт формирования пехотных частей. Паровоз дал гудок, отец запрыгнул в вагон и махнул рукой на прощанье.

В начале войны, находясь в окопах на переднем крае, отец получил винтовку на 6-й день боя (погиб боец), а автомат во взводе, даже в роте, был редкостью. Поздней осенью 1941-го отца тяжело ранило под Тихвином. Санитарным поездом его доставили в госпиталь в Новороссийск.

После выздоровления он был направлен в Онежскую флотилию, в район Ошты, недалеко от Вытегры. Весной 1942-го писал, что «служит водолазом на Онеге».

Отцы воевали, матери работали (выходные были отменены), а мы, мальчишки, были предоставлены сами себе. По Завокзальной улице сутками двигались танки, артиллерия, грузовые машины, пехота... Иногда солдаты угощали нас сухариками.

В школе № 9 СЖД на улице Путейской находился эвакогоспиталь. Стали прибывать эвакуированные из Ленинграда - истощенные, больные люди. Среди них и старшая сестра отца тетя Шура и две двоюродные сестры с детьми.

По «черной тарелке» с июля 1941-го по несколько раз в день сообщали: «Граждане! Учебная воздушная тревога!» Завывала сирена. Гудели паровозы... Настоящие воздушные тревоги начали звучать с поздней осени 1941-го, весь 1942-й, реже в 1943-м, а в 1944-м прекратились. В первые дни при сигнале «воздушная тревога» бежали в бомбоубежище, вырытое во дворе. Потом привыкли. Уже не прятались в бомбо-
убежище: в нем было тесно, сыро.

Жили впроголодь. Очередь за хлебом (до введения карточек) на следующий день занимали с вечера уходящего дня. Хлеб привозили в 10-11 утра. Его часто на всех не хватало. Были введены карточки почти на все виды продуктов. До 1942 года работающим давали по 600-700 г хлеба на одного человека в день, неработающим - 500 г, детям -
300 г. Питались картошкой с солью. Мы с мамой садили картошку около дома за сарайками.

Помню приезд отца на трое суток в 1943 году. Он был командирован в Череповец и Рыбинск за аппаратурой для подводных работ. Вот у нас была радость! На столе появились лакомства: сухари черные и белые, колотый сахар, сгущенка, консервы. Это паек, выданный отцу на дорогу.

В 1944-м Онежская флотилия перебазировалась в Балтийское море. Отец освобождал побережье Латвии, Литвы, Польши. В районе Данцига его снова ранило в ногу. Осколок так и не удалили. Это была память о войне на всю жизнь. День Победы отец встретил в Германии, на острове Свинемюнд. Он поднимал немецкий эсминец, потопленный кораб-
лями Балтийского флота. Демобилизовался из армии в марте 1946-го. Награжден медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

До сих пор в моих ушах звучит голос Левитана, сообщающий, что война окончилась. Город высыпал на улицы, на лицах людей слезы радости. Но радость была омрачена: пошли слухи, что скоро война с Японией. Весь июнь-
июль 1945-го через Вологду на восток шли эшелоны...»