Герои Вологодчины:

Среди 16 гвардейцев, которые ценой жизни остановили фашистов под Сталинградом, четверо – вологжане

"Наша Победа" № 7 от 09.04.15
Лето 1942 года. Фашисты на подступах к Сталинграду.

«Кто бы ты ни был, ты должен знать о бессмертном подвиге 16 гвардейцев под Сталинградом. Его совершили во имя Родины шестнадцать патриотов, простых советских людей во главе со своим командиром - гвардии младшим лейтенантом Василием Кочетковым - служащим г. Беднодемьяновска Пензенской области. Мужественные защитники Сталинграда презрели смерть и ценой собственной жизни не пропустили на своем участке врага к городу. Честь им и вечная слава!»

Такой текст в сентябре 1942 года появился во многих фронтовых и областных газетах нашей страны. В статье говорилось о том, как 16-17 августа 15 солдат и Василий Кочетков ценой собственной жизни остановили наступление немецкой пехоты и танков на высоте 180.9 близ хутора Дубового Сиротинского района Сталинградской области. Тем самым воины 111-го гвардейского стрелкового полка 40-й гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии повторили подвиг 28 героев-панфиловцев, совершенный под Москвой.

Василий Кочетков.

Среди тех, кто служили во взводе Кочеткова и сложили свои головы, были и несколько уроженцев Вологодчины.

 

Герои, но без Золотой звезды…

Командование представило всех 16 воинов к званию Героя Советского Союза. Однако на уровне армии было принято решение отметить подвиг шести бойцов, включая младшего лейтенанта, орденом Ленина, 10 человек посмертно награждены орденом Красного Знамени.

О том, что во взводе Кочеткова героически погибли несколько наших земляков, стало известно еще в середине 1960-х. Но лишь в наши дни благодаря открытию архивов Минобороны удалось узнать, что за бой на высоте 180.9 к званию Героя были представлены четыре вологжанина. Перечислим их поименно.

Докучаев Николай Васильевич родился в 1922 году в деревне Колоково Беловского сельсовета Вологодского района. Учился в Вологодском железнодорожном техникуме. Жил у своего дяди - Дренкова Павла Александровича по адресу: Школьный переулок, 2. После ускоренного выпуска из техникума ушел в армию. 17 августа, под Сталинградом, когда кончились боеприпасы, раненый стрелок Докучаев бросился со связкой гранат под немецкий танк. Посмертно награжден орденом Ленина.

В журнале «Москва», в номере, посвященном 30-летию Сталинградской битвы, так описан подвиг вологжанина: «Бьются солдаты. Ни шагу назад! А танки все ближе и ближе. Остались у героев одни гранаты. По три на солдата. Посмотрел Докучаев на боевых друзей, на танки, на свои три гранаты. Посмотрел. Снял с гимнастерки ремень. Ремнем затянул гранаты. Посмотрел еще раз на Гущина, Бурдова (оба призывались из Сибири) - они были его соседями по окопу. Улыбнулся друзьям Докучаев. И вдруг… Поднялся солдат из окопа.

- За Родину! - крикнул герой. Бросился вперед навстречу врагу. Прижал покрепче к груди гранаты. Рванулся на первый танк.

Вздрогнула степь от страшного взрыва. Качнулись опаленные боем травы. Замер, вспыхнул фашистский танк.

Храбрость рождает храбрость. Подвиг рождает подвиг. Поднялся Гущин. Поднялся Бурдов. Связки гранат в руках.

- Нас не возьмешь! – прокричали солдаты…».

Гвардии красноармеец, стрелок Меркурьев (встречается написание Меркулов) Владимир Александрович (1922 - 1942) был призван на фронт Вологодским военкоматом. А вот корни, скорее всего, у него грязовецкие. На момент смерти героя его отец - Меркурьев Александр Дмитриевич проживал в деревне Юрово Заболоцкого сельсовета Грязовецкого района.

Из представления к званию Героя Советского Союза: «Тов. Меркурьев один из 16-ти гвардейцев-кочетковцев... Ничто не смогло сломить его воли к победе. Шесть раз ходил в контратаки, штыком и прикладом отбрасывая наседающих фашистов. Десятки неприятельских трупов были результатом его бесстрашия в неравных боях. Когда появились вражеские танки, тов. Меркурьев не дрогнул, забрасывая гранатами фашистские бронированные чудовища, но погиб под их гусеницами.

…Достоин представления к высшей правительственной награде с посмертным присвоением звания «Герой Советского Союза». 18 сентября 1942 года».

Указом Президиума Верховного Совета СССР отважный пулеметчик награжден орденом Красного Знамени.

Такой же наградой увековечен подвиг гвардии красноармейца, подрывника Пуховкина Акиндина (в документах встречается и написание имени Акиндий) Ивановича (1922-1942) - уроженца деревни Пыхмарево Двиницкого сельсовета Сокольского района. Вместе с Докучаевым держал 20-летний парень центр обороны. С войны так и не дождалась сына простая русская крестьянка Мария Николаевна Пуховкина. В советское время имя Акиндина Пуховкина носила пионерская дружина Двиницкой школы.

Посмертно в сентябре 1942 года был награжден орденом Красного Знамени и гвардии красноармеец Федотовский Николай Михайлович, 1922 года рождения. Призван на фронт он был из Рослятинского района Вологодской области. Его мама Секлетея Ильинична проживала в деревне Егорка.

Больше 30 лет родные не знали о месте гибели Николая. В середине 1970-х юные следопыты нашли на высоте 180.9 останки солдата со связкой гранат. В сапоге его был обнаружен полуистлевший комсомольский билет на имя Федотовского Н.М.

Как вспоминали ветераны, после каждого боя под Сталинградом немцы обыскивали убитых и раненых русских солдат на предмет нахождения документов. Получали фрицы за такие трофеи благодарности командования, а то и отпуска. Зная это, политруки 111-го гвардейского полка приказывали солдатам сдавать перед боем партбилеты и комсомольские билеты. Но кочетковцы, вопреки приказу, приняли решение сражаться с красными книжками, спрятав их под стельку сапога…

 

Стоять до последнего

Чем больше автор этих строк знакомился с документами, рассказывающими о подвиге кочетковцев, тем больше возникало вопросов - что именно происходило тогда на высоте, контролировавшей выход немцев к Дону? Замечу, что обороняли ее отнюдь не 16 человек. Согласно Объединенной базе данных «Мемориал» в списке потерь на высоте 180.9 за 16 и 17 августа фигурируют и другие фамилии, в том числе и жителей Вологодской области.

Так, 17 августа в районе хутора Дубового были убиты Оленичев Иван Иванович, 1922 г. р., - уроженец Бабаевского района, Южаков Анатолий Михайлович, 1922 г. р., из деревни Павлово Рослятинского района и Чешков Аркадий Петрович, 1922 г. р., из деревни Солнцево Кичменгско-Городецкого района.

Обнаружилось, что в том бою вместе со взводом Кочеткова в обороне высоты участвовал как минимум еще один боец - Мирошников Иван Константинович. Его фамилии нет в списке награжденных: после мясорубки раненый Мирошников попал в плен…

 Благодаря воспоминаниям Ивана Константиновича, написанным им в середине 1960-х, мы попытаемся воспроизвести картину боя под станицей Сиротинской.

«Окопы наши были растянуты по самому гребню двух высоток - «Булки» и «Пирога». На карте они обозначались: высота 180.9. Слева, в лощине, станица Сиротинская, правее, ниже - хуторок Дубовой… Бои шли, не прекращаясь ни днем, ни ночью. Все вокруг гудело, выло, свистело на все лады.

Нас никто не агитировал, никаких мы клятв и заверений никому не давали... Но, если бы вдруг кто-нибудь из нас оставил окоп, пополз вниз с высоты, его разорвали бы молча на куски. Смерть, кровь, общая беда и единая дума, единый сухарь и последний окурок сроднили, спаяли нас в одну семью. Мы столько пережили, столько потеряли крови и своих близких на этих высотах, что сама мысль об их оставлении не могла прийти в голову! Стоять до последнего - и только!

Был у нас один случай… Откуда-то прибыло несколько человек подмоги, и с ними - молодой парень с бородкой, щетина рыжая лопатой. Выдавал себя за героя, все о Родине кричал. А ночью достал немецкую листовку с пропуском (так называемый талон N°13) и пополз к немцам. Мы в это время ползли с бойцом одним, Чирковым, по оврагу, хотели уничтожить вражеский пулемет, который нам очень досаждал. Подкрались, лежим, гранаты готовим под самым носом у фрицев и вдруг видим - ползет. Я тихо крикнул: «Хальт! Хэндэ хох!» Он вскочил, дрожит, листовку протягивает: «Пан, пан... Я плен... Пропуск». Прыгнул я на него сверху, бью кулаками, зубами рву, а сам плачу: обидно, что гад нашелся среди нас. Притащили его назад, ремнями брючными привязали к яблоне. После Кочетков говорит: «У меня во взводе таких сволочей не было и нет, и докладывать в штаб не буду. Судите сами!» Суд был короткий - автоматная очередь».

(В списке потерь на высоте 180.9 от 16 и 17 августа 1942 года значится Патыльчак Леонид Гаврилович. Причина смерти - расстрелян как дезертир.)

Август 1942 года, Сталинградский фронт.
Наши бойцы готовятся к отражению атаки немецких танков.

«Рано утром 16 августа мы услышали гул танков за бугром, а когда рассвело, увидели 12 машин, идущих прямо на нас, а за ними густую цепь пехоты. Подпустили поближе, метров на тридцать-сорок, стали бить по пехоте. Отсекли, положили. А танки рычат, лезут. Взялись за гранаты. Подбили два танка, остальные повернули назад, но вскоре снова пошли на нас. Ударила немецкая артиллерия, минометы, все вокруг запылало, окопы почти сровняло, засыпало землей. Подбили мы еще три танка, а потом пошли в рукопашную. Немцы не приняли ближнего боя: выбросили вперед своих автоматчиков. Пришлось отскочить назад, в окопы. В другой раз мы их обманули, подпустили вплотную и тогда выскочили из окопов. Пришлось им идти в рукопашную, принять бой. Это была странная картина - цепи здоровых, мордатых фрицев идут, как на параде, штыки плоские вперед, а навстречу им несется жидкая цепочка нашего взвода... Ну, мы им дали!..

День 16 августа был самым тяжелым из всех, какие нам довелось провести на высоте за все время. Свыше десяти атак отразили и еле дотянули до ночи. Осталась нас в живых горсточка - шестнадцать человек. И ни одного «целого»: тот пулей прошит, тот штыком, тот кряхтит - прикладом получил по спине.

Рассвело. И снова над степью взошло солнышко. Но мы были ему не рады: сейчас, видимо, снова начнется... За ближним бугром взревели танковые моторы, но пошли они не сразу. Сначала попробовали взять пехотой. Положили мы их сравнительно легко… После трех пехотных атак немцы бросили танки… У нас о смерти говорить было не положено... Да и так ясно: на каждого по два танка. А за ними толпы фашистов.

…Никогда не забуду этой страшной минуты! Натужно ревут моторы танков, бьют пушки, орут пьяные фрицы... Лавина металла буквально пашет гребень высоты, горит полынь... А мы лежим, вдавив горячие тела в землю, ждем, затаив дыхание. Лишь изредка послышится чей-то пред-
смертный вскрик и тут же оборвется. И, как назло, в эту минуту глохнет наш пулемет: убит парень. За пулемет ложится Кочетков и тут же никнет: пуля попадает ему в лицо. Вскочив, он бежит вдоль окопов и, захлебываясь кровью, кричит, потрясая наганом: «Ребята... Ни с места, ни с места! Нельзя назад! Лежать! Бей их, гадов!»

Вгорячах он еще не чувствует боли, не знает, что левого глаза уже нет и на его месте зияет кровоточащая пустота: пуля выбила глазное яблоко начисто… Он крепится, продолжает командовать. Но вскоре его насквозь пронизывает пулеметная очередь.

…С трудом отсекаем пехоту, но танки уже рядом. Пускаем в ход гранаты… С десяток костров уже пылает у наших окопов, как орехи, рвутся внутри танков снаряды и патроны, но бой продолжается. Еще минута-две, и эти грохочущие чудовища подомнут нас под себя. Я увлекся и не заметил, что несколько машин уже прорвались на правый фланг и утюжат наши окопы. Увидел только, когда ко мне подполз мой сосед Шуктомов. Лицо как мел, голова трясется, кричит: «Дай, дай гранату!» Я подал ему связку. Он вскочил и, пригнувшись, побежал навстречу ползущему танку. Недалеко от машины упал, полез на четвереньках. Танк вдруг резко разворачивается и накрывает его гусеницами. Гремит взрыв. И тут же вскакивает Чирков. Даже сквозь грохот слышен его высокий хриплый голос: «Товарищи... Бей!» За ним кидаются «Морячок» (к сожалению, забыл фамилию), Степаненко и еще несколько человек... Схватив последнюю связку гранат, я кинулся вслед. Кисть левой руки у меня страшно вздулась, мучительно болела и не действовала, но в эту минуту забылось все на свете…

Кочетков, почти ослепший, истекший кровью, не мог уже подать команды, и взрыв шуктомовских гранат был последним сигналом на последнюю атаку. Лейтенант поднял из воронок, заваленных окопов всех, кто еще дышал, - со связками гранат, с последним патроном в винтовке, - они тоже поползли навстречу танкам. Медленно, с трудом полз и Кочетков...

Остальное видится, как во сне: черный дым, крики, взрывы, лязг и грохот гусениц... Миновал я горящий танк, который недавно подбил, и увидел еще две махины, идущие прямо на меня. И тут с разбегу налетел я на своего соседа по окопу Гордиенко (также не указан в списке награжденных). С трудом узнал его: худощавое, рябоватое лицо залито кровью, ноги измочалены гусеницей, из култышек струями хлещет во все стороны кровь, а туловище уже дергается в агонии. Поднял голову, а передний танк уже рукой подать… Не размахиваясь, подбрасываю быстро вперед под мелькающую ленту гранаты, а сам хочу прыгнуть в сторону, но в это мгновение чувствую толчок под ногами, земля левее меня вздыбилась, в грудь, в лицо садануло чем-то горячим, и я полетел куда-то, как щепка...»

Очнувшись, Мирошников пополз к своим, однако попал в плен, потом бежал… Воевал честно. За бои на высоте 180.9 он был удостоен медали «За оборону Сталинграда». Иван Константинович, единственный из кочетковцев, был удостоен звания Героя Советского Союза. Правда, Золотая Звезда и орден Ленина были вручены ему в октябре 1943-го за бои на Днепре.

Однако и на этом в истории с кочетковцами рано ставить точку. После появления воспоминаний Мирошникова интерес к событиям на высоте вспыхнул с новой силой. И тут обнаружилось…

               

Похороненным заживо вручили ордена после Победы

В середине 1960-х участник войны Геннадий Афанасьевич Унжаков, работавший в отдаленном леспромхозе на Урале, был вызван повесткой в райвоенкомат Нижне-Сергиевского района.

Военком вручил солдату орден Красного Знамени, которым Унжаков был награжден... посмертно за бой на высоте 180.9. Он почти никому не рассказывал о том, как августовской ночью 42 года очнулся среди обгоревших танков, мертвых товарищей и врагов, с двумя пулевыми и двумя осколочными ранениями пополз к своим.

Унжаков стал вспоминать, как младший лейтенант Василий Кочетков приказал занимать оборону на высоте перед хутором: «Ройте, ребята, в полный профиль, закапывайтесь поглубже. Соседей у нас ни слева, ни справа...»

Едва успели окопаться и сходить в овраг за водой, как из лощины донесся шум. Все шестнадцать бойцов без команды заняли места. Рядом с Унжаковым оказались друзья-свердловчане Иван Федосимов и Алексей Двоеглазов. Высокий и тощий как жердь Михаил Степаненко окопался справа.

Гитлеровцы шли во весь рост, не боясь засады. Кочетков, чуть высунув из окопа голову в сбитой набок каске, схватил за руку лежавшего у пулемета вологжанина Владимира Меркурьева. Тот, видно, готов был стрелять, а младший лейтенант считал, что надо еще немного выждать.

Звонко ударила очередь пулемета Меркурьева, зачастили одиночные выстрелы, и тут же дружно отозвались автоматчики. Вышло внезапно, напористо. Редкие кустики скрывали позиции кочетковцев, и первая цепь фашистов была расстреляна почти в упор. Оставив на склоне холма более десятка трупов, они откатились в лощину.

Скоро фашисты пошли в атаку снова. Сколько продолжался этот бой, Геннадий Афанасьевич не помнил. Но, когда стрельба стихла, перед их окопами осталось уже несколько десятков серо-зеленых холмиков.

Наступила тревожная ночь. Никто не сомкнул глаз. Похоронили двух товарищей, четверо были ранены. Кочетков приказал рыть траншеи на флангах и соединить их с основными окопами, подготовить перед линией обороны одиночные окопы на случай, если пойдут танки…

За темными квадратами танков замаячила пехота. Меркурьев ударил из пулемета. На высоте взметнулись черные дымы разрывов. Танки, то исчезая в складках холма, то появляясь на гребнях оврагов, били прямой наводкой. Только сейчас Унжаков понял, как был прав Кочетков, когда приказал рыть траншеи от окопа к окопу. Удавалось дать одну-две короткие очереди, и тут же тебя накрывало разрывами снарядов или очередями автоматчиков. Нужно падать на дно окопа и бежать по траншее на запасную огневую точку.

Где-то рядом Двоеглазов выстрелил из противотанкового ружья. Огромным костром вспыхнул этот танк. Другой танк прорвался на вершину холма. Вологжанин Меркурьев рванул с бруствера вниз свой пулемет и, когда танк перескочил через его окоп, метнул в него гранату.

...Потом все смешалось. Трудно было дышать. Мазутно-черный угарный дым разъедал глаза, ныло плечо... А на высоту уже и справа, и слева шли танки и пехота. Несколько раз Унжаков вместе с друзьями выползал из окопов с гранатами наперерез танкам. Погиб командир отделения Иван Касьянов, убило Алексея Двоеглазова.

В окопе появился раненый Кочетков, опирающийся на раненого пулеметчика Меркурьева. Командир повернулся в сторону фашистов и, словно от быстрого бега, долго успокаивал дыхание. Потом тяжело проговорил: «Ну, держись, комсомолия!» Из соседнего окопа отозвался песней запевала Бурдин.

Началась новая атака. На высоту опять ворвался танк. На него с гранатой бросился Меркурьев. Поднялись бойцы из соседних окопов. С гранатой в руках Унжаков полз к танку, но ослепительный разрыв опрокинул его...

Там, в военкомате, Геннадий Афанасьевич Унжаков узнал, что в живых из кочетковцев остался и Павел Александрович Бурдин.

Раненный в грудь и ноги Бурдин очнулся в засыпанном землей окопе. Пополз, теряя сознание, мимо догоравших танков к оврагу, к ручью. Здесь его и подобрали наши санитары... Выписавшись из госпиталя, Павел Александрович попал в другую часть, снова участвовал в боях: на Курской дуге, под Варшавой, дошел до Берлина… Он знал, что был награжден посмертно орденом Красного Знамени, однако никто из штабных офицеров ему не верил: сказано в газете: погибли все на той высоте - и точка. К тому же в указ о награждении 1942 года вкралась ошибка: Павел Александрович Бурдин назван в нем Николаем Ивановичем. И все же свою заслуженную награду ветеран получил благодаря следопытам десятилетия спустя после Победы.

Когда военком сообщил Бурдину, что жив еще один из 16 кочетковцев - Геннадий Унжаков, Павел Александрович заплакал…

Тогда же, в 1960-х, на безымянном холме близ хутора Дубового на скромном памятнике против двух фамилий героев-кочетковцев появилось слово «жив».

Данные об Унжакове и Бурдине представлены нами из книги Владимира Еременко «Сталинградские истории».

 

180.9 стала высотой Александра Кузнецова

Рассказывая о подвиге кочетковцев, нельзя не упомянуть и о комбате А.А. Кузнецове,  уроженце Великоустюгского района.

В ночь с 20 на 21 августа батальон 119-го гвардейского стрелкового полка 40-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием капитана Александра Кузнецова отбил высоту 180.9 у хутора Дубового. Утром 21 августа немцы предприняли контратаку при помощи 16 танков. За несколько дней боев батальон отразил 17 немецких контратак, уничтожив 11 танков и около батальона вражеской пехоты. Александр Александрович Кузнецов лично подбил три танка, но и сам был смертельно ранен.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 декабря 1942 года гвардии капитан Александр Кузнецов посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза. С тех пор высоту 180.9 стали называть высотой Кузнецова. 

Кочетковцы и кузнецовцы, а также сотни других бойцов 40-й стрелковой дивизии похоронены в одной братской могиле. В 1969 году над ней был установлен монумент, который украшает надпись «Здесь стояли насмерть воины 40-й гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии. 1942 год (VIII-IX)».

Имена Василия Кочеткова и Александра Кузнецова увековечены на мемориальной плите памятника-ансамбля «Героям Сталинградской битвы» на Мамаевом кургане.

Вечная слава героям!

Евгений СТАРИКОВ

 

Этот монумент был установлен на высоте в 1969 году
в память о подвиге кочетковцев.

Так выглядит памятник героям сейчас.

 

Награжденные орденом Ленина:

 

- командир взвода, гв. мл. лейтенант Кочетков Василий Дмитриевич. Призывался из  Пензенской обл.;

- гв. сержант, командир отделения Бурдов Павел Иванович. Свердловская обл.;

- гв. ефрейтор, стрелок Гущин Иван Иудович. Новосибирская обл.;

- гв. ефрейтор, стрелок Докучаев Николай Васильевич. Вологодская обл.; 

- гв. красноармеец, стрелок Чирков Василий Архипович. Новосибирская обл.;

- гв. сержант, командир отделения Шуктомов Михаил Андреевич. Коми республика.

 

Награжденные орденом Красного Знамени

 - гв. красноармеец, стрелок Бурдин Павел Александрович (в указе Николай Иванович). Куйбышевская область (по другим данным – Молотовская область). В боях 16-17 августа 1942 года остался живым;

- гв. красноармеец, стрелок Двоеглазов Алексей Степанович. Свердловская обл.;

- мл. сержант, командир отделения Касьянов Иван Никанорович. Новосибирская обл.;

- гв. красноармеец, стрелок Меркурьев Владимир Александрович. Вологодская обл.;

- гв. красноармеец, подрывник Пуховкин Акиндин (Акиндий) Иванович. Вологодская обл.;

- гв. красноармеец, стрелок Степаненко Михаил Павлович. Ворошиловградская обл.;

- гв. красноармеец, стрелок Унжаков Геннадий Афанасьевич. Новосибирская обл. Остался живым;

- гв. красноармеец, стрелок Федосимов Иван Николаевич. Свердловская обл.;

- гв. красноармеец, связной и стрелок Федотовский Николай Михайлович. Вологодская обл.;

- гв. мл. сержант, командир отделения Штефан Григорий Филиппович. Полтавская область.