Интересные факты:

Фронтовые артисты-вологжане пели там, где только что гремели взрывы…

"Наша Победа" № 7 от 09.04.15
Артист Николай Григорьевич Бахтенко (2-й ряд, первый слева) среди бойцов и командиров Красной Армии. 10 января 1942 года.

Газета «Наша Победа» с первого номера в рубрике «Версты войны» публикует интересную информацию о пребывании в тыловой Вологде известных артистов и фронтовых бригад. Однако свой весомый вклад в Победу внесли и артисты Вологодского областного драматического театра. Основными «подшефными» коллектива были части Волховского фронта и вологодские госпитали.

Задушевная песня артистов, сатирический куплет или красочные номера цирковых гимнастов - все напоминало зрителям мирные дни, семью, дом…

Из того, военного поколения вологодских артистов, пожалуй, уже никого не осталось в живых. Но сохранившиеся письма, дневниковые записи, выцветшие фотографии, редкие кадры кинохроники словно бы возвращают этих людей в наше время.

 

На битву с врагом благословил сам Суворов

Обратимся к воспоминаниям народного артиста РСФСР Василия Сафонова: «В начале войны моей любимой ролью был потрясающе смелый и обаятельный герой Константина Симонова в спектакле «Парень из нашего города». Автор пьесы даже однажды смотрел ее в нашем театре. Зал в те дни обычно заполняли люди в военной форме. Но условия работы резко менялись, когда меня гримировали, «облачали» в костюм Александра Васильевича Суворова и отвозили на вокзал. Здесь, в задымленном зале ожидания, на вещмешках, чемоданчиках и просто на корточках сидели мобилизованные вологжане, собранные для отправки на фронт. И я читал им монолог великого русского полководца, призывавший к стойкости духа и мужеству…

А на станции Бабаево мы выступали в санитарных эшелонах - по многу раз в день. В любом составе и в каждом вагоне нас с нетерпением ждали. Артисты называли такие концерты «конвейерами». К вечеру мы валились с ног от усталости, а утром нас будили, и круг выступлений начинался снова…».

 

Цирковая гимнастка… в Синявинских болотах

Юная актриса из вспомогательного состава Вологодского театра Наталья Декаленкова попала в 256-ю штурмовую стрелковую Краснознаменную дивизию летом 1942 года.

«В один из летних дней 1942 года в кабинет директора театра вошел представитель штаба дивизии лейтенант Сабель и объявил: «Мне приказано найти артистов-добровольцев в клуб 256-й дивизии». А Волховский фронт и легендарная 256-я штурмовая Краснознаменная были для нас самым близким к Вологде местом боевых действий, - вспоминала Наталья Сергеевна. - В составе концертных бригад многие наши артисты уже не раз побывали во фронтовых частях. Тут же без долгих раздумий я и моя близкая подруга Нина Горбина согласились ехать в клуб дивизии. К нам присоединилась ленинградка, балерина Мила Криницкая, которая потом долго служила в ансамбле песни и пляски Волховского фронта. Мила была старше и опытнее нас. С ней было не так страшно отправляться в неизвестность. «Были сборы недолги» - около шести часов вечера того же дня наш эшелон уже отходил от вологодского перрона».

Но неожиданно налетели «мессеры» и жестоко разбомбили эшелон. Девушек спасли опытные бойцы, которые буквально на руках отнесли испуганных девчонок в придорожную канаву… Потом уже от станции Вороново старшина Сеня Плотников на подводе доставил артисток в штаб.

«…В тот же день война опять показала нам свое лицо: после артподготовки и начала боевых действий пошел поток раненых. Нас распределили по палаткам медсанбата - пришлось сортировать прибывших, делать сухие повязки, ассистировать хирургу, а потом в болоте захоранивать ампутированные конечности…

Мы поняли, что просто артистов на фронте не бывает: когда били пушки, каждый из нас становился бойцом - мужчины выносили раненых с места сражения или просто пополняли стрелковые роты, а мы работали в медсанбате.

И выступали, конечно. На сцене я обычно исполняла стихи или участвовала в скетчах, но два гимнаста из ленинградского цирка сразу «подсмотрели» меня для своих пирамид - третьей верхней. За хрупкость и маленький рост меня прозвали «кнопка». Мы всегда имели успех. Сам маршал Мерецков любил нашу бригаду, особенно цирковые номера. А за Васю Стамболи - руководителя нашей цирковой группы - я впоследствии вышла замуж…».

Наталья Декаленкова всю жизнь с любовью вспоминала многих отважных, честных, благородных людей, которых она встретила на фронте, а среди них - комдива генерал-майора Федора Ивановича Фетисова. Помнила свою первую любовь и собственную уверенность в том, что с ней ничего не случится и жизнь ее обязательно будет долгой и счастливой.

               

Хлебные карточки в обмен на… концертное платье

С началом войны из самых молодых актеров драматического театра создали комсомольско-молодежную бригаду, подготовили хорошую программу, сшили матросскую униформу и отправляли повсюду, где требовалась озорная частушка или песня, скетч или серьезный стих из пушкинского наследия. Обслуживали артисты и военных, и железнодорожников, и раненых, и колхозников…

Вологодской певице Шуре Улановой, чтобы поддержать маленькую дочку Аллочку и пожилую маму, нередко приходилось отдавать им свой хлебный паек. Постоянное чувство голода однажды сыграло с ней злую шутку.

«Мы выступали в большом помещении резерва проводников, где кровати с ранеными располагались ярусами, - рассказывала певица. - Время концерта совпало с обедом, и, когда я вышла петь, бойцам начали разносить второе - котлеты с макаронами. Как только аппетитный запах подливы достиг моего носа, я потеряла сознание! Это был обычный голодный обморок, и меня быстро привели в чувство, но с того времени руководство госпиталей следило за тем, чтобы артистов подкормили перед концертом или просто напоили сладким чаем…

В прифронтовом лесу в час отдыха. Наталья Декаленкова и Василий Стамболи.

Певица Александра Уланова.

Большого самообладания требовали выступления в челюстном госпитале на улице Урицкого. Было больно смотреть в десятки искалеченных молодых лиц. Но мы пели и свято верили, что своим искусством облегчаем страдания раненых».

Выступления артистов в госпиталях иногда самым неожиданным образом меняли судьбу раненых. Так, А.А. Уланова в ходе концерта в госпитальной палате на улице Чернышевского вдруг узнала своего вологодского соседа Ивана Михайловича Михайлова. Раненый танкист откровенно испугался встречи с Шурой. Лишившись обеих ног, он решил не возвращаться к семье, считая, что не имеет права быть обузой жене. Он горячо убеждал свою соседку в необходимости такого непростого решения, а она думала об одном - скорее сообщить жене Михайлова о нем, живом, пусть и без ног! Уже на следующее утро к раненому прибежали родные, а через некоторое время его забрали домой...

«Я долго считала особенно счастливым день, когда на рынке-«толкучке» мне удалось обменять продуктовые карточки на роскошный отрез красного бархата. Потом всю войну пела в сшитом из него длинном концертном платье!» - вспоминала Александра Александровна.

 

«Вы где живете?» - «На втором ярусе!»

Во время войны в Вологду приезжало немало эвакуированных ленинградских артистов и режиссеров. Самым удобным вариантом их размещения были комнаты-клетушки на втором и третьем ярусах театра, но, когда шел особенно большой поток эвакуированных, приходилось устраиваться на ночлег в фойе, зрительном зале и даже на сцене. Особенно активно помогал в обустройстве приезжавших директор театра Савелий Яковлевич Наханович. Актеры любя окрестили его Савелием «святым», «тишайшим». Его сын Левушка - поздний любимый ребенок - 17-летним ушел на фронт и погиб в первый же месяц военной службы.

Хочется верить, что день 70-летия Великой Победы все бывшие фронтовые артисты будут встречать с нами, как бойцы Бессмертного полка славного советского искусства!

Элла КИРИЛЛОВА, Вологда