Неизвестная война:

Чижовский плацдарм

"Наша Победа" № 8 от 09.05.15
Бои за Чижовку были долгими и ожесточенными.

Майским утром 1942 года в окрестностях Вологды царило оживление. На импровизированном плацу принимали воинскую присягу бойцы недавно сформированной 100-й стрелковой дивизии под командованием полковника Перхоровича.

 

Из крестьян и добровольцев

Рядовой и сержантский состав комплектовался призывниками 1923 года рождения и военнообязанными в возрасте до 45 лет, направленными на службу военкоматами Вологодской и Архангельской областей. На должности командиров и политруков назначались кадровые офицеры, участники боев на Карельском фронте, а также «свежеиспеченные» лейтенанты - выпускники Лепельского пехотного училища, в годы войны находившегося в Череповце.

После принятия присяги состоялся общедивизионный митинг, в котором участвовали вологодские комсомольцы и шефы дивизии с паровозовагоноремонтного завода.

В отличие от 1941 года, когда спешно сформированные соединения зачастую тут же отправлялись на фронт, «весенние» дивизии 1942-го получали несколько месяцев на обу-
чение. 100-я также усиленно готовилась. Два ее полка были расквартированы в полевом лагере возле Дикой и жили в больших землянках. Третий полк в качестве казарм получил часть корпусов льнокомбината.

Среди рядового состава оказалось много выходцев из крестьянских семей и призванных после окончания зимней отсрочки лесорубов. Это были крепкие, физически развитые мужчины с уже сформировавшимся жизненным опытом. А вот образования многим не хватало. Поэтому в конце мая минометные роты, в которых требовалась определенная техническая подготовка, пополнили вологодскими добровольцами из числа коммунистов и комсомольцев.

В июне 1942 года немцы начали крупное летнее наступление, нанеся нашим войскам ряд чувствительных поражений в Крыму, Восточной Украине и центральной части России. Поэтому 100-ю эшелонами отправили не на Ленинградский фронт, как планировали вначале, а в район Воронежа.

В июле дивизия прибыла на станцию с красивым названием Анна. Затем пешим маршем преодолела 100-километровое расстояние до Воронежа. Основная часть города на правобережье уже была захвачена гитлеровцами. На низменном левом берегу, за водами широкого Воронежского водохранилища, держали оборону наши части. И не просто держали, а пытались постоянно
контратаковать врага.

Основные бои развернулись на юго-западной окраине города, недалеко от слияния рек Воронеж и Дон. Захватив полуразрушенную дамбу в районе ГЭС, наши части переправились на правобережье, образовав небольшой плацдарм возле деревни Чижовка. Это были предместья Воронежа, откуда до центра города оставалось всего несколько километров.

Однако немцы, закрепившиеся в Чижовке и на окрестных холмах, прочно держали оборону, стремясь сбросить наши соединения в реку. Именно на Чижовский плацдарм, где шли упорные встречные бои, с задачей занять главенствующие высоты и была переправлена 100-я дивизия.

 

«Второй Сталинград»

Новое наступление наших войск началось утром 12 августа. Приходилось буквально по метру «прогрызаться» сквозь главную полосу обороны фашистов, тянувшуюся от центра Воронежа через Чижовку и военный городок к Шиловскому лесу. Здешние высоты опоясали несколько рядов траншей с развитой системой ходов сообщения, блиндажами и дзотами, проволочными и минными заграждениями. Под огневые точки гитлеровцы приспособили подвалы и погреба, фундаменты домов и все каменные постройки.

Тем не менее 100-я все-таки смогла вклиниться во вражескую оборону и заняла окраины Чижовки. Впоследствии один из вологодских ветеранов дивизии, П.Г. Костин вспоминал: «Трассирующие пули прочерчивали свежий утренний воздух, ухали взрывы артиллерийских снарядов. А бойцы продолжали бежать, с каждым шагом сокращая расстояние до первых домов деревни. Падали мертвые, то здесь, то там вскрикивали раненые. Мы с минометами перемещались по берегу широкой протоки. Впереди нас продвигались четыре связиста с катушками проводов и полевыми телефонами. Возле них разорвался тяжелый снаряд. Разодранные на куски тела связистов упали в протоку, на поверхности осталось большое кровяное пятно. Война предстала перед нами такой, какой она есть в действительности, с ужасными, потрясающими душу зрелищами, страданиями, кровью и смертью».

Разведчики 1031-го артиллерийского полка 100-й стрелковой дивизии
40-й армии Воронежского фронта в районе Воронежа, 1942 год.

К вечеру первого дня наступления 460-й стрелковый полк вологодской дивизии полностью владел улицей Солодовникова, а 454-й полк пробился  на опушку Шиловского леса. Чижовский плацдарм увеличился почти до пяти километров по фронту и до двух километров в глубину. Но немцы подтянули резервы и контратаковали. Начались затяжные бои за каждый дом и корпуса бывшего военного городка, нередко переходившие в рукопашную.

Из политдонесения по 40-й армии: «Рота младшего лейтенанта Лукьянова из 454-го полка 100-й стрелковой дивизии сцепилась с гитлеровцами в небольшом переулке. Замполитрука Ловчиков стрелял в фашистов в упор из пистолета. Боец Анатолий Петров отбивался рукояткой ракетницы. Сержант Бойков разбил в щепки приклад автомата о каски фашистов. Яростно действовали штыком красноармейцы Сергей Смирнов и Николай Филиппович. Враг не выдержал и обратился в бегство, оставив на месте схватки более 30 трупов.

Красноармеец того же полка Алексей Коноплин вырвался вперед, увлек за собой товарищей и первым спрыгнул в немецкую траншею. Вскоре последовала контратака фашистов, и Коноплин был отрезан от своих. Мужественный боец дрался один против десятка гитлеровцев. Он погиб героически».

Встречные бои за Чижовку продолжались больше недели. Огромные потери несли обе стороны. Уже после войны историки нарекли плацдарм «вторым Сталинградом» и «второй Малой землей». В принципе, так и было. Здесь, на небольшом «пятачке», нашим бойцам действительно приходилось не только драться в условиях городской застройки, где любой бой разбивался на массу обособленных эпизодов, но и чувствовать себя десантниками, отрезанными от основных баз снабжения простреливаемой насквозь гладью реки.

Кстати, путь и косвенно, 100-я и другие дивизии, сражавшиеся на Чижовском плацдарме, действительно оказали неоценимую помощь защитникам Сталинграда, в критические августовские дни 1942 года оттянув от города на Волге необходимые гитлеровцам резервы.

Личный состав дивизии понес большие потери и по приказу командования 40-й армии был выведен с плацдарма во второй эшелон для доукомплектования. Но уже в сентябре 100-я снова вернулась в развалины Чижовки, где с небольшими перерывами сражалась еще четыре месяца, продолжая теснить врага.

Ожесточенные бои за Чижовку продолжались 203 дня. От поселка почти ничего не осталось. Даже такие массивные каменные здания, как церковь, школа, училище связи, буквально сравняли с землей. От них не сохранилось даже фундаментов и подвалов. Деревянные же дома, сараи, заборы и палисадники были специально сожжены фашистами в целях расчистки секторов обзора и обстрела.

 

Освобождали Львов и Освенцим

Тем не менее со временем Чижовский плацдарм был расширен до восьми километров по фронту и имел прочный 5-километровый тыл, уже не простреливавшийся пулеметами. Накопив здесь достаточно сил, 25 января 1943 года наши части перешли в новое наступления, в авангарде которого опять оказалась вологодская дивизия.

Военный городок довелось очищать от гитлеровцев бойцам 460-го стрелкового полка. Стремительно атаковали врага воины подразделений лейтенанта Ливенцева и младшего лейтенанта Абрамова. Красноармейцы врывались в здания, уничтожали фашистов штыкомами и гранатами. Затем через южную окраину города наши батальоны вышли к Дону и  погнали оккупантов дальше. Опасаясь окружения, гитлеровцы стали выводить войска из центра Воронежа, и вскоре над городом заколыхались красные стяги.

После боев на Чижовке осталось 126 братских могил, в которых покоился прах почти 15 тысяч героев. Однако реальное число погибших было намного больше. Теперь на этом месте сооружен мемориал «Чижовский плацдарм». На его плитах увековечены все части, сражавшиеся на правобережье, в том числе полки и артиллерийские дивизионы 100-й стрелковой дивизии.

Сама же дивизия, получив пополнение, продолжала гнать врага на запад. Вологодская 100-я участвовала в Харьковской наступательной операции, освобождала Житомир и Львов. За это была удостоена почетного наименования «Львовская», затем участвовала в освобождении Польши и завершила славный боевой путь участием в Пражской наступательной операции.

В честь воинов, погибших в боях за Чижовку, в Воронеже создали
мемориальный комплекс «Чижовский плацдарм».

Добавим, что многие командиры и политруки, выходцы из 100-й стрелковой дивизии, впоследствии стали известными военачальниками. Например, первый командир дивизии Франц Перхорович заканчивал войну командующим 47-й армией, став генерал-лейтенантом и Героем Советского Союза. Генеральские погоны заслужил и другой командир вологодского соединения - Федор Красавин.

Всего же за время войны орденов и медалей были удостоены более 12 тысяч бойцов и командиров 100-й дивизии разных формирований. Но самой главной для себя наградой многие воины считали другую - общественную. В январе 1945 года именно 100-я дивизия во взаимодействии с другими частями Красной Армии освободила печально знаменитый Освенцим. В боях на подступах к концлагерю 67 солдат дивизии были убиты, свыше 100 получили ранения. Но зато были спасены жизни почти 20 тысяч узников, приговоренных фашистами к смерти.

Владимир Романов