Неизвестная война:

Килийский десант

"Наша Победа" № 7 от 09.04.15
Основу мощи Дунайской флотилии составляли мониторы - обшитые броней самоходные понтоны с установленными на них пулеметами и орудийными танковыми башнями.

Лето 1941 года  стало страшным временем для Красной Армии и всего советского народа. В череде почти нескончаемых отступлений и окружений гибли дивизии, корпуса и целые армии. Но отчаянно цепляясь за отдельные оборонительные рубежи и погибая под гусеницами танковых авангардов вермахта, наши войска выигрывали драгоценное время, позволявшее подтянуть резервы и перестроить на военный лад всю тыловую промышленность. 

Более того, мало кто знает, что первый город на вражеской территории, пусть не немецкий, а румынский, был занят нашими войсками еще 26 июня, то есть уже на четвертый день войны! И в этой операции не последнее слово сказали вологжане.

 

Цена легкого успеха

Речь идет о так называемом Килийском десанте на самом южном фланге огромного советско-германского фронта, где частям Красной Армии противостояли войска гитлеровского сателлита - Румынии. Естественная граница проходила там по фарватеру полноводного Дуная, причем установленные на противоположном берегу тяжелые румынские батареи с первых же минут войны стали методически обстреливать Измаил - главную базу Дунайской военной флотилии. Именно тогда родился замысел стремительным десантом очистить от врага правобережье пограничной реки.

В спешно сформированный отряд высадки вошли бойцы 23-го стрелкового полка, местного погранотряда и Измаильской военной базы. На обеспечение огневой поддержки были выделены бронекатера и мониторы - «речные дредноуты», - обшитые броней самоходные понтоны с установленными на них пулеметами и орудийными танковыми башнями.

По оценкам историков, среди тех, кто принимал участие в Килийском десанте, было как минимум десять уроженцев Вологодской области. Фамилии двух из них - краснофлотца Василия Иваченко и пограничника Созина (его имя, к сожалению, установить пока не удалось) - попали в армейские донесения.

Еще утром 24 июня передовой отряд десанта высадился на мыс Сатул-Ноу и прилегающий к нему остров. В скоротечном бою немногочисленный румынский гарнизон был полностью разгромлен, убитых среди наших бойцов не оказалось. Но заняв опустевшие румынские казармы, убаюканные видимой легкостью успеха десантники расслабились и, не выставив боевого охранения, расположились только на части острова. За что вскоре и поплатились. Румыны скрытно перебросили через камышовые плавни резервный батальон и сами атаковали десант. Тот откатился к береговой черте, и второй волне десанта пришлось брать остров фактически заново. Но оправившиеся от неожиданности румыны пулеметным огнем поливали атакующие цепи, и в какой-то момент десантники снова дрогнули.

Перелом внесла четверка бойцов-пограничников, в состав которой и входил наш земляк Созин. Так же, через плавни, они вышли в тыл обороняющимся и открыли огонь из ручного пулемета. Вскоре остров был снова занят десантом, но, к сожалению, вся четверка отважных пограничников погибла.

 

Гарнизон капитулировал через два часа

А утром 26-го июня настала очередь отличиться Василию Иваченко. Новый десант был выслан через Дунай на захват румынского города Килия-Веке. В предрассветных сумерках бронекатера подошли непосредственно к румынскому берегу, высаживая десантников на мелководье. Но практически сразу же бойцам пришлось залечь - убийственный огонь по ним открыл замаскированный румынский дот. Тогда один из бронекатеров совершил циркуляцию, и комендор Иваченко со второго выстрела накрыл досаждавшую десанту цель. Еще через два часа гарнизон Килия-Веки капитулировал. Были убиты около 100 румын, еще свыше 600 попали в плен. Это был первый успех подобного рода для наших войск, и сообщение о десанте вскоре вошло в официальную сводку Совинформбюро.

Первые пленные румыны.

Закрепившись на румынском берегу, десантники при поддержке тех же бронекатеров и мониторов отбили две попытки румынского наступления и оставили вражеский город лишь 18 июля, когда над всем Южным фронтом нависла угроза окружения. Причем эвакуация десанта была проведена без каких-либо потерь и так скрытно, что румынские части почти сутки не решались войти в оставленный город.

Но до спасительного Черного моря «запертой» в ограниченном речном пространстве флотилии было более 30 километров. Погрузившись на катера и мониторы, наши войска решили выходить к основным частям Одесского оборонительного района водным путем - вниз по руслу Дуная, а затем через лиманы. Чтобы не дать возможности румынам расстрелять корабли прямой наводкой посреди фарватера, прорыв флотилии осуществлялся в предрассветные часы и при сильной дымовой завесе. И хотя изначально шансы на успех расценивались как очень низкие (неподалеку от устья реки румыны установили несколько крупнокалиберных батарей и десятки минометов), такая тактика себя полностью оправдала. Потеряв только катер и самоходную баржу, кильватерный строй кораблей достиг-таки морского простора.

А еще через две недели комендор Василий Иваченко добровольцем ушел в один из отрядов морской пехоты, которые формировались для обороны Одессы. Погиб он в августе 1941 года под селением Новый Анкерман, в лихой матросской контратаке, когда в нарушение всех уставов бойцы с винтовками наперевес бросились на врага, раздевшись до тельняшек.

Печальной оказалась и последующая судьба большинства мониторов. Сумев ускользнуть от румынских батарей, маломаневренные и тихоходные понтоны, несмотря на броневые листы, оказались легкой добычей для фашистских бомбардировщиков.

Шел второй месяц войны….

Владимир РОМАНОВ