Неизвестная война:

Почему именем череповчанина Дмитрия Глухова названы три улицы в Крыму

"Наша Победа" № 1 от 09.11.14
Переправлявшиеся через Керченский пролив суда прикрывал дивизион сторожевых катеров, которым командовал Дмитрий Глухов.

Сразу в трех городах Крыма - Севастополе, Симферополе и Керчи - есть улицы, названные именем нашего земляка, уроженца Череповецкого района Дмитрия Глухова. Командир дивизиона сторожевых катеров, он отличился в нескольких десантных операциях. В том числе и в Керченско-Эльтигенской, о которой до недавнего времени было не очень принято вспоминать. Мужество и героизм одних перемежались в ней с растерянностью и трусостью других.

Под прикрытием катеров

К концу октября 1943-го Красная Армия освободила Харьков, Мелитополь, Тамань и с севера вышла к Перекопскому перешейку. Разведка доносила, что немцы готовятся спешно отвести войска с Крымского полуострова. С расчетом на это и была спланирована Керченско-Эльтигенская операция: подразумевалось, что высадившиеся на двух плацдармах войска на плечах отступающего врага через неделю войдут в Симферополь.

В штабе германской армии действительно готовились к отходу. Но в последний момент Гитлер отменил приказ об отступлении, объявив Крым полуостровом-крепостью. В это время десантные отряды первого броска уже осуществляли посадку на корабли.

Высадка вспомогательного десанта в районе крымского поселка Эльтиген началась в ночь на 1 ноября. Переправлявшиеся через 12-километровый в этом месте Керченский пролив транспортные суда прикрывали катера Дмитрия Глухова. «Катерники» огнем из пулеметов и кормовых пушек подавили сопротивление врага на берегу, благодаря чему высадка прошла без серьезных потерь. Правда, из-за штормовой погоды в первую ночь удалось высадить только 2000 человек. Они смогли закрепиться на берегу, удерживая плацдарм примерно в три километра в длину и километр в ширину.

Семь дней вокруг плацдарма шли тяжелые бои. Группировку на берегу удалось увеличить до 4500 человек, но ее наступательные возможности были исчерпаны. Немцы также не смогли сбросить десантников в море. Установилось хрупкое равновесие.

В ночь на 3 ноября северо-восточнее Керчи высадились основные силы десанта. В течение нескольких дней удалось переправить восемь стрелковых дивизий и несколько танковых бригад. К 11 ноября наши части смогли выйти к окраинам Керчи, но на-
ткнулись на упорную оборону врага.

Расстояние между двумя плацдармами по прямой составляло не более 25 километров, но преодолеть их так и не получилось.

А на Эльтигене начались тяжелые дни в осаде. Вспомогательным силам десанта, которые возглавил командир стрелковой дивизии Василий Гладков, не хватало продовольствия и боеприпасов. Попытались обеспечить доставку грузов с воздуха. Но днем тихоходные транспортники были отличной мишенью для ассов люфтваффе.

Всю тяжесть по доставке грузов и пополнения взяли на себя «катерники». Но немцы установили на береговых высотах зенитки и направили в пролив свои быстроходные десантные баржи. В ожесточенных морских сражениях потери несли и те, и другие. В один из ноябрьских дней в прорвавшийся к крымскому берегу глуховский катер попали два снаряда. Дмитрий Андреевич получил тяжелое ранение и через три дня скончался в госпитале. Хоронить любимца всего Черноморского флота на улицы Поти, где находилась база дивизиона, вышла едва ли не половина города.

А раз в неделю - соленая селедка

Дневной рацион десантника состоял из 100 граммов сухарей и полбанки тушенки. Раз в три дня давали два кусочка сахара, раз в неделю - селедку. Стремясь подбодрить дух защитников Эльтигена, в ночь на 18 ноября на плацдарм направили телеграмму с Указом Президиума Верховного Совета СССР о присвоении 34 особо отличившимся десантникам звания Героя Советского Союза. И на следующий день десантникам выдали аж по 300 граммов сухарей!

Позиционные бои продолжались до начала декабря. Две попытки наступления основных сил десанта с северо-востока Керчи закончились неудачей - гитлеровцы  уничтожили почти половину наших танков. Приближалась развязка и на Эльтигене. Здесь части, воевавшие на стороне врага, имели на вооружении самоходные штурмовые орудия.

4 декабря румыны начали наступление. Первые их атаки были отбиты. Но к вечеру запас крупнокалиберных снарядов у наших закончился. До ближайшего артсклада - 60 километров. А отправленные ночью машины утром перехватил какой-то полковник из службы тыла и под угрозой расстрела водителей отправил их на разгрузку... щебня.

Оставшись почти без артподдержки, десантники дрогнули. Днем румыны продвинулись по берегу почти на два километра, едва не отрезав плацдарм от берега. Собрав штабистов и легкораненых, Гладков пошел в отчаянную контратаку, сумев ненадолго стабилизировать положение...

К исходу 6 декабря плацдарм сузился почти наполовину. Поздно вечером, собрав боеспособных бойцов и всех, кто еще мог ходить (600 тяжелораненых, к сожалению, пришлось оставить), Гладков пошел на прорыв. По заболоченной низине и прямо на румынскую пулеметную роту.

«Встали без ракеты, по тихой команде ротного, - вспоминал участник тех событий, вологжанин Сергей Алешичев (к сожалению, Сергея Александровича уже давно нет в живых - ред.). - И пошли по темноте быстрым шагом. Я не верующий, но в те минуты мысленно молился, думал, сейчас в упор из пулеметов всех положат. Но зазевавшиеся румыны опомнились лишь тогда, когда наши цепи ворвались в их окопы, и без стрельбы разбежались».

Почти 3000 десантников вырвались на оперативный простор. В штабе румынской кавбригады сообщили о случившемся в Керчь лишь через четыре часа. За это время десантники прошли по тылам врага около 20 километров, ножами и штыками переколов личный состав двух зенитных батарей и захватив продовольственный склад. А утром, пока враг не опомнился, гладковцы сбили заслоны врага на южной окраине Керчи и закрепились на господствующей над городом высотой Митридат. Казалось, немцы находятся в критической ситуации. Но попытка одновременного удара с двух плацдармов вновь не удалась. Более того, гитлеровцы смогли оттеснить гладковцев с одной из двух митридатских вершин.

Понимая, что десантники ослаблены, командование решило отвести их в тыл, на переформирование, переправив на плац-дарм «свежую» 83-ю бригаду. Но ее бойцы не имели опыта военных действий на изолированном береговом пятачке и сдавали одну позицию за другой. Следующей ночью и утром с большими потерями остатки «гладковцев» и потрепанные баталь-
оны 83-й бригады были эвакуированы.

...Чтобы освободить Керчь и Крым, понадобилось еще пять месяцев кровопролитных боев.

Владимир Романов