Неизвестная война:

Подземный фронт лейтенанта Светлосанова

"Наша Победа" № 3 от 09.01.15
Более 10 тысяч бойцов укрылись в каменоломнях на окраинах Керчи.

Когда на фоне проема показался темный силуэт, он с трудом поднял свой наган, прицеливаясь в ненавистного врага. Но вместо выстрела раздался лишь легкий щелчок - от влажного воздуха подземелья патроны давно отсырели. И тогда грязный, измученный человек беззвучно зарыдал, прислушиваясь к лаю идущих по его следу овчарок…

Лейтенантские погоны он получил 20 июня 1941-го

В декабре 1941 года, стремясь помочь защитникам осажденного Севастополя, Красная Армия высадила десант на восточном побережье Крыма. Моряки и красноармейцы захватили Керчь, Судак и Феодосию, но пробиться дальше так и не смогли.  Четыре месяца на полуострове шла позиционная война. Но в мае 1942-го немцы внезапным танковым ударом прорвали нашу оборону.

В течение двух недель основные силы Крымского фронта были рассечены и прижаты к Керченскому проливу. В начале третьей декады мая сопротивление основной окруженной группировки РККА прекратилось. Общие потери убитыми, утонувшими  и пленными составили более 330 тысяч человек. Также было потеряно 3400 орудий и минометов, около 350 танков и 400 самолетов.

Но сдались не все. Больше десяти тысяч бойцов и командиров укрылись в каменоломнях на окраинах Керчи, где продолжали сражаться вплоть до середины осени.

Среди тех, кто бился до последнего патрона в Булганакских каменоломнях, был и сводный отряд под командой Михаила Светлосанова. Его основу составили зенитчики и бывшие севастопольские моряки. Командовал же отрядом наш земляк, Михаил Викентьевич Светлосанов, уроженец Вологды, 1916 года рождения.

Об этом человеке пока известно не так много. По архивным документам лишь удалось установить, что Михаил Светлосанов появился на свет в семье священника. В 30-е годы отца репрессировали, и семье пришлось нелегко. После окончания школы-семилетки Михаил работал слесарем в городской мастерской по ремонту велосипедов. Потом был призван в армию и, несмотря на «поповское» происхождение, сумел поступить в севастопольское военное училище. Лейтенантские погоны получил 20 июня 1941-го, а еще через два дня заполыхала война.

На Керченском полуострове Светлосанов оказался в качестве командира батареи отдельного зенитного дивизиона. Когда немецкие танки подошли к окраинам Керчи, а деморализованные полки и батальоны наших войск хлынули к переправам, зенитки выкатили на прямую наводку. Но в скоротечном бою все пушки были разбиты, и Светлосанов с группой из примерно 120 примкнувших к нему бойцов спустился в каменоломни.

 

Дни в осаде

Опасаясь больших потерь, немцы не полезли в трехкилометровый лабиринт искусственных пещер, а обложили защитников колючей проволокой, пулеметными гнездами и усиленными патрулями. Потекли дни в осаде. Чтобы занять людей, Светлосанов и политрук Гогитидзе прямо в каменоломнях проводили занятия по строевой подготовке и приемам штыкового боя. На тетрадных листах выпускался «боевой листок», были организованы свой штаб и даже контрразведка. В июне-июле 1942-го немцы засылали в каменоломни предателей из числа местных жителей, но чужаков удалось выявлять в считанные минуты. По запаху: уже через неделю-другую подземной жизни от всех светлосановских бойцов неистребимо пахло подвальной затхлостью.

В катакомбах наши солдаты воевали до последнего патрона.

Первые полтора месяца, пока еще был небольшой запас продуктов, питались два раза в день. В основном сваренной на комбижире перловой кашей. Кроме того, каждый боец получал кусок лепешки - из остатков муки их выпекали прямо в каменоломнях. По распоряжению Светлосанова раненым и заступающим в караулы полагалось по три кусочка сахара в день.

Хуже всего было с водой. В отличие от ближайших Аджимушкайских каменоломен (там укрылись основные силы подземного гарнизона, и им удалось-таки вырыть свой колодец) докопаться до воды в Булганаке так и не получилось. Бесценную влагу приходилось в буквальном смысле ссасывать со стен и потолков. Были даже специальные команды «сосунов» - они высасывали, а потом через остатки марли сцеживали во фляги воду для раненых и пещерной пекарни. На день каждому бойцу по норме полагалось лишь 150 граммов воды.

Несколько раз светлосановский отряд пытался прорваться к побережью. Но находившиеся в охранении каменоломен румыны и полицаи пулеметным огнем загоняли бойцов обратно. Тогда решили прорубить в ракушечнике 50-метровый тоннель, чтобы под покровом ночи отряд смог выйти за внешний периметр «колючки». Но когда через неделю интенсивной работы проход был фактически готов, светлосановцев выдали керченские…мальчишки. С высот нынешнего времени легко осуждать и клеймить позором «предателей». Тогда же, в страшном 1942-м, все виделось в несколько ином свете. Оккупационные власти проводили политику кнута и пряника. По малейшему подозрению в связях с «подземными бандитами» расстреливали всю семью, не щадя ни стариков, ни младенцев. А вот тем, кто помог «новым властям» и указал на врагов рейха, полагалось несколько банок тушенки - настоящее богатство по голодным керченским меркам.

 

Последний бой

Узнавшие о подкопе немцы заложили взрывчатку. Взрыв разметал передовую группу копальщиков, а остальным пришлось еще ниже отступить в каменоломни. Но и после этого ожесточенная борьба продолжалась еще два месяца. Пока были силы, светлосановцы не только отсиживались в подземелье, но и пытались из расщелин стрелять по фашистам.

Но затем кончились продукты и отсырели патроны. От истощения, постоянной жажды и недоедания люди стали сходить с ума. На общем собрании Булганакского гарнизона постановили - беспартийные выходят на поверхность и пытаются прорваться к партизанам. Но из 60 вышедших до спасительных Крымских гор так никто и не добрался - теперь уже немцы легко выявляли бойцов по специфическому запаху.

Светлосанов, Гогитидзе и оставшиеся в каменоломнях красноармейцы держались до октября. Пока в подземелье, прикрываясь живым щитом из керченских женщин, не спустились фашисты с овчарками. Изможденные защитники попытались отбиваться камнями, ножами, но силы оказались явно не равны…

Где именно принял свою смерть Михаил Светлосанов, до сих пор не известно. По одной из версий, он был убит прямо в каменоломнях. По другой - попал в плен, оказался в Симферопольском концлагере и умер от истощения весной 1943 года.

Но в любом случае мужеством вологжанина и его бойцов, их стойкостью и преданностью воинскому долгу можно и нужно гордиться. Ведь именно из кирпичиков их беззаветной стойкости в конечном итоге и вырос фундамент Победы. Правда, до нее еще было долгих два с половиной года…

Владимир Романов