Новости:

«Многое уже стерлось из памяти, но война как будто вчера была»

"Наша Победа" № 7 от 09.04.15
Анна Васильевна Чиркова в войну молоденькой девчонкой копала противотанковые рвы под Ленинградом.

Больше двухсот ветеранов проживают сейчас в специальном жилом доме для одиноких престарелых граждан (Дом ветеранов) в селе Молочное под Вологдой. 110 из них - ветераны Великой Отечественной войны и дети войны, одна - вдова погибшего военнослужащего. В Доме ветеранов создают свою «Книгу памяти» - сборник воспоминаний военных лет, первые ее главы уже написаны. Сегодня мы предлагаем вниманию читателей отрывки из воспоминаний ветеранов из Молочного. Вот что рассказывают о том времени люди, которые на себе испытали, что такое война.

 

«До конца жизни со слезами на глазах вспоминала мама Ленинград и блокаду...»

Рассказывает Валентина Викторовна Чиркова:

- Моя мама, Анна Васильевна Чиркова, родилась в ноябре 1920 года в деревне Раменье Тарногского района. В самом начале войны девушек призывного возраста отправили из колхоза на оборонные работы. Мама тоже была в их числе. Отправили их под Ленинград поездом, потом пересадили на катера и переправили по Ладожскому озеру. Вот где натерпелись они страху… Немцы не один раз бомбили эти катера, чудом удалось нескольким судам дойти до конечного пункта.

На месте прибытия девчонкам пришлось рыть противотанковые рвы. Работа была очень тяжелая, питания не хватало, и бедные девушки то и дело падали в обморок. Приходилось работать и в непогоду, под проливными дождями, и в холод. А тут еще и немецкие самолеты кружили над окопами и если не бомбили, то скидывали листовки, в которых издевались над бедными девочками. Текст записок обычно был коротким: «Ленинградские дамочки! Не ройте ваши ямочки. Придут наши таночки, зароют вас в ямочки!» Но девушки продолжали свою работу.

Потом маму перевели на торфоразработки в Мгинский район крановщицей. «Было страшно, но со временем ко всему привыкаешь», - говорила она. Так и трудилась она на благо Отечества.

В 1952 году, после моего рождения, она уехала в леспромхоз Тотемского района. Но последний период жизни провела в поселке Игмас Нюксенского района, где вырастила двоих детей. До конца жизни с горькими слезами на глазах вспоминала она Ленинград, блокаду...

 

«Стоим мы... ­ позади горящие дома, впереди ­ немцы с пулеметами...»

Рассказывает Любовь Ивановна Курганова:

- Когда началась война, мне было 8 лет. В трехлетнем возрасте я потеряла мать. Отец вернулся с фронта без ноги и недолго пробыл с нами. Поэтому воспитывали меня бабушка и дед, да папин родной брат - дядя Гавриил.

На фронт дядю не взяли, выдали «белый билет». Когда пришли немцы, они арестовали его и увезли в Германию. А там, если работать не мог, сжигали в газовой камере. Двум его товарищам удалось бежать, а вот у дяди не вышло. Принесли нам лишь записку от него, в которой просил он свою жену за мной присмотреть. До сих пор помню фамилии его товарищей - Цыганков и Ходиков.

Так и остались мы жить в деревне Молево. Немцы организовали в ней штаб. Устраивали поборы, отбирали последние запасы, заставляли работать. Тяжело было и страшно. Попробуй сказать «нет» полицаям, когда зайдут к тебе в избу и заберут последнюю животину, - тут же застрелят.

Иногда немцы заставляли нас пахать дорожные насыпи, чтобы проверить, не заминированы ли они. С дрожью в коленках шли мы за скотом и бороной. Сделаешь вожжи подлиннее и надеешься, что если и подорвет на мине, то успеешь отскочить.

В 44-м немцам пришлось бросить нашу деревню. Уходя, они подожгли все дома, а нас выстроили в шеренгу. Стоим мы - позади горящие дома, впереди немцы с пулеметами. Повсюду крики, чтобы уж лучше расстреляли, чем заживо гореть. На спасение никто уж и не рассчитывал. Но тут откуда ни возьмись появился самолет, наш, с красными звездами. Летел он низко-низко и открыл огонь по немцам. Кто из них упал замертво, кто бежал в лес...

Я и сейчас помню, как мы кричали от счастья, благодаря наших летчиков. Ведь не побоялись, пересекли линию фронта и пришли на помощь.

Мне уже 81 год, жизнь после войны сложилась удачно. Многое уже из памяти стерлось, но вот война - никогда! Как будто вчера это было. Вот закрою глаза и вижу - стоим на бугорке, рядом картошка цветет, на дворе июль месяц, а мы под прицелами пулеметов...