Оружие победы:

Противотанковое ружье

"Наша Победа" № 8 от 09.05.15
Противотанковые ружья внесли большой вклад в Победу, особенно в первый период войны.

Первые же дни войны, проходившие под знаком глубоких охватов со стороны стремительно продвигавшихся механизированных колонн гитлеровцев, вскрыли несовершенство оборонительной тактики Красной Армии. Чтобы прикрыть все танкоопасные направления, не хватало орудий. Бутылки с зажигательной смесью хорошо смотрелись в послевоенных фильмах, но в реальном бою были отнюдь не панацеей. Слишком малым радиусом действия обладали и противотанковые гранаты: в окопе или под огнем врага в полускрюченном состоянии даже физически сильному человеку было трудно бросить тяжеленную связку гранат дальше чем на 6-8 метров. 

Перед советскими конструкторами была поставлена задача в кратчайшие сроки разработать эффективное противотанковое оружие, одновременно отличавшееся простотой обращения и высокой маневренностью. Тогда-то и вспомнили о противотанковых ружьях, появившихся в английских, немецких и французских войсках еще в годы Первой мировой войны. Впрочем, те ружья были громоздкими и маломощными. По той же причине не было принято на вооружение и разработанное еще в предвоенные годы отечественное противотанковое ружье конструктора Рукавишникова.

В июле 1941 года Главный военный совет страны вторично рассмотрел вопрос о принятии к массовому производству 14,5-миллиметрового противотанкового ружья Рукавишникова образца 1939 года и вновь пришел к выводу, что сложность его конструкции не позволяет быстро наладить его выпуск в условиях военного времени.

Однако уже к концу июля руководству страны были представлены две новые, усовершенствованные разработки ПТР, подготовленные конструкторами Василием Дегтяревым и Сергеем Симоновым. Они также были «заточены» под патрон 14,5 миллиметра, но по сравнению с «рукавишниковским» ружьем обладали массой преимуществ (в частности, расчет ПТР сократился с четырех до двух человек).

Ружье системы Дегтярева весило чуть более 17 килограммов и при скорострельности 8-10 выстрелов в минуту обладало прицельной дальностью в 1000 метров. Аналог, разработанный Симоновым, весил  почти 21 килограмм, но обладал повышенной скорострельностью (до 15 выстрелов в минуту) и дальностью стрельбы в 1500 метров.

После некоторых раздумий армейское командование решило принять на вооружение оба образца, вошедших в историю войны как ПТРД (противотанковое ружье Дегтярева) и ПТРС (Симонова). Первые такие ружья стали массово поступать в вой-
ска с середины октября и сыграли значительную роль в срыве немецкого наступления на Москву. Противотанковые расчеты зачастую гибли в первом же бою, но перед этим успевали подбить один, а иногда и два-три вражеских танка.

Но именно подбить, а не уничтожить. Даже пробивая броню малых и средних немецких танков, маленькие снаряды ПТР теряли разрушительную силу внутри стальной коробки. Чтобы остановить танк, требовалось попасть в топливные баки (если расчету везло, в этом случае бронированное чудище могло и взорваться), в двигатель или в броневую щель, за которой находился механик-водитель. Но примерно девять из десяти немецких танков, подбитых ПТРами, в течение недели вновь возвращались в строй. В условиях продолжавшегося гитлеровского наступления походные ремонтные мастерские танковых дивизий вермахта могли спокойно чинить оставшиеся теперь уже на «их» территории обездвиженные машины.

Для усиления поражающего эффекта были сконструированы экспериментальные патроны к ПТР с белым фосфором внутри, но широкого распространения они так и не получили. Тем не менее с началом применения противотанковых ружей в войсках темпы продвижения немецких танковых подразделений заметно снизились, а где-то и вовсе сошли на нет.

Свою заметную роль сыграло такое оружие и во время отражения летне-осеннего наступления немецких войск в 1942 году. Однако постепенно главную роль в уничтожении немецких танков стали играть экипажи «тридцатьчетверок», расчеты новых противотанковых пушек и летчики штурмовиков ИЛ-2.

Во время Курской битвы летом 1943 года немецкие части активно использовали сверхтяжелые «тигры» и «пантеры». Пробить лобовую броню таких монстров противотанковые ружья были уже не в состоянии. Но их расчеты вновь не сидели без дела. Бойцы с ПТРД и ПТРС научились из засад сжигать двигавшиеся по проселочным дорогам грузовики с немецкой пехотой, а бронебойщик Денисов в течение недели даже сумел сбить из своего ПТР два фашистских бомбардировщика.

Серийное производство противотанковых ружей в Советском Союзе продолжалось до января 1945 года, когда превосходство наших войск над врагом в танках, самолетах и самоходной артиллерии стало подавляющим и окончательный исход войны уже не вызывал сомнений. Всего к тому времени оборонная промышленность направила на фронт примерно 400 тысяч ПТРД и ПТРС. И хотя их вклад в общий разгром врага не так велик, как у легендарных Т-34 или «катюш», расчеты бронебойщиков также, как могли, приближали час общей Победы, сыграв наиболее заметную роль в первый, самый тяжелый для страны период войны.

Максим Володин