Песни победы:

«В землянке»

"Наша Победа" № 4 от 09.02.15

Эта знаменитая солдатская песня в исполнении Лидии Руслановой звучала и у поверженного рейхстага в победном мае 1945-го.

Стихи вместо репортажа

73 года назад - в феврале 1942 года в редакцию газеты «Фронтовая правда», где работал поэт Алексей Сурков (1899 - 1983), зашел композитор Константин Листов, искавший тексты для песен. Чтобы отвязаться от настойчивого гостя, Алексей Александрович предложил ему 16 строчек из письма любимой супруге. Начиналось поэтическое послание словами «Бьется в тесной печурке огонь…». Через неделю Листов вернулся в редакцию и, взяв гитару у фотокорреспондента Михаила Савина, исполнил новую песню, назвав ее коротко - «В землянке».

Работавший во «Фронтовой правде» писатель Евгений Воробьев скопировал ноты и текст, а затем принес их в редакцию «Комсомольской правды». Песня была опубликована в номере от 25 марта 1942 года и пошла «гулять» по фронтам от землянки к землянке…

Журналист и поэт Алексей Сурков стал военным корреспондентом в первые месяцы Великой Отечественной. В ноябре 1941-го оборонявшая город Истру 78-я стрелковая дивизия 16-й армии получила наименование 9-й гвардейской. Освещать это событие по просьбе политуправления Западного фронта в числе прочих военкоров отправился и Алексей Сурков. 27 ноября журналисты посетили командный пункт 258-го стрелкового полка в деревне Кашино. В разгар мероприятия 10-я танковая дивизия немцев перешла в стремительное наступление, отрезав командный пункт нашего полка от батальонов и взяв под свой контроль половину Кашина. Начавшийся обстрел из минометов вынудил офицеров и журналистов засесть в блиндаже, а затем идти на прорыв через минное поле…

Когда Сурков добрался до своих, вся его шинель оказалась буквально посеченной осколками. Тогда он сказал: «Дальше штаба полка не сделал ни шага. Ни единого… А до смерти - четыре шага». После этого поэту оставалось только дописать: «До тебя мне дойти нелегко…»

Штабистов и корреспондентов разместили в землянке. Все очень устали. Кто-то спал, кто-то играл на гармони. Сурков стал делать наброски для репортажа, но получились… стихи.

Ночью он вернулся в Москву, где и закончил свое знаменитое стихотворение «В землянке». Текст стихотворения Сурков поместил в письме своей жене Софье Антоновне, написав на обороте «Тебе, солнышко мое!». На следующий день письмо было отправлено в город Чистополь, где семья Суркова находилась в эвакуации.

Народ поправил

Благодаря «Комсомолке» письмо супруге стало известно на всю страну. Песню исполняли солдаты, фронтовые творческие коллективы. Вошла она и в репертуар знаменитой Лидии Руслановой.

Как это часто бывает, песня стала исполняться в нескольких вариантах. Солдаты произвольно меняли ее текст, а некоторые даже придумывали песни-ответы любимому супругу в землянку… А летом 1942-го кем-то «сверху» строки «до тебя мне дойти нелегко, а до смерти - четыре шага» были расценены как упаднические. В августе были изъяты и почти полностью уничтожены грампластинки с записью песни в исполнении Лидии Руслановой. Поэту рекомендовали убрать упоминание о смерти - Сурков отказался. Тогда Главное политическое управление наложило запрет на трансляцию песни по фронтовому радио и ее исполнение творческими коллективами.

Все же «оптимистичные» изменения в песне были сделаны - без ведома автора (есть мнение, что их осуществил Константин Симонов). О возмущении, которое вызывала эта замена у фронтовиков, рассказывала Суркову поэтесса Ольга Берггольц. Как-то пришла она на крейсер «Киров». В кают-компании офицеры слушали радио, и вдруг прозвучала «Землянка» с «улучшенным» вариантом текста. Раздались возгласы протеста, и, выключив репродуктор, моряки демонстративно трижды спели песню в варианте Суркова.  Сам поэт в это время получал пачки писем примерно такого же содержания, как прислали ему шесть гвардейцев-танкистов: «Напишите вы для этих людей, что до смерти четыре тысячи английских миль, а нам оставьте так, как есть, - мы-то ведь знаем, сколько шагов до нее, до смерти». Вскоре на запрет были «закрыты глаза».

Но все же в классическом исполнении текст Суркова претерпел одно изменение. Дочь поэта вспоминала, что отец во время одного из застолий возмущался: «Люди поют: «Мне в холодной землянке тепло от твоей негасимой любви», а у меня написано - «от моей»!» На что получил ответ супруги: «Вот, Алешенька, народ тебя и поправил»…

В мае 1945 года песня «В землянке» в исполнении Лидии Руслановой прозвучала у стен поверженного рейхстага и у Бранденбургских ворот, подведя тем самым конец проклятой войне. В мирное время ее исполняли многие отечественные звезды. Стихотворение «В землянке» переведено на ряд иностранных языков, включено в фундаментальные сборники «500 жемчужин всемирной поэзии».

В мае 1999 года в деревне Кашино ребятами из клуба «Исток» города Истры был установлен памятный знак песне «В землянке».

Подготовил Евгений Стариков

 

В землянке

Слова Алексея Суркова.

Музыка Константина Листова.

Бьется в тесной печурке огонь,

На поленьях смола, как слеза.

И поет мне в землянке гармонь

Про улыбку твою и глаза.

 

Про тебя мне шептали кусты

В белоснежных полях под Москвой.

Я хочу, чтобы слышала ты,

Как тоскует мой голос живой.

 

Ты сейчас далеко, далеко,

Между нами снега и снега...

До тебя мне дойти нелегко,

А до смерти - четыре шага.

 

Пой, гармоника, вьюге назло,

Заплутавшее счастье зови!

Мне в холодной землянке тепло

От твоей негасимой любви…