Письма читателей:

«Так и помогали мы громить врага»

"Наша Победа" № 5 от 23.02.15

Из писем в редакцию...

«Так и помогали мы громить врага»

Здравствуйте, издатели новой газеты «Наша Победа»!

Пишет вам жительница микрорайона Лукьяново Балашова Лия Александровна. Мне 86 лет, а войну помню от первого до самого последнего дня. Ваша газета всколыхнула мне душу, и вспомнилось прожитое. Мы жили в колхозе «Победа» Ивановского сельсовета. Колхоз был бедный и маленький. Я окончила только четыре класса начальной школы, дальше учиться помешала война. Мы стали работать в колхозе с 13 лет. Выполняли всю самую тяжелую работу:  пахали и боронили, косили сено и метали стога своими маленькими детскими руками. Нас посылали на лесозаготовки и сплав.

Карточек на хлеб колхозникам не давали и денег тоже. Вместо хлеба давали колоб, который и скот-то не очень ел. Пекли оладьи из гнилой картошки. Было очень голодно. Одежонка вся порвалась, купить новую не на что. Еще в октябре ходили босыми, а ноги лечили у трактора солидолом…

На фронте гибли от пуль, а мы от голода, но не унывали. Идем с работы и поем песни. Так и помогали мы громить врага.

За нашу работу Родина наградила нас, детей войны, медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»…

Л.А. Балашова, Вологда

 

«Наша овчарка Норка так и не вернулась с войны»

В газете «Наша Победа» от 9 декабря 2014 года была опубликована статья «Бить фрицев нашим помогали 60 тысяч собак». Прочитав ее, я очень взволновалась и даже прослезилась.

У нас была собака - немецкая овчарка, и звали ее Норка. Может быть, это про нашу Норку написано в вашей статье, может быть, именно она за 1942 и 1943 годы доставила 2398 боевых донесений.

Помню, к нам домой пришли двое военных и сказали, что нашу собаку забирают в армию. Показали маме какую-то бумагу. Я (мне было 12 с половиной лет), сестра и три брата заплакали. Военные заявили: «Собака будет помогать солдатам бить фрицев. Ее научат или возить раненых с поля боя, или искать мины, или подрывать фашистские танки. А если останется жива, мы вернем вам ее после войны».

Норка упиралась, не хотела идти с военными. Когда мама сказала: «Норка, иди!», мы снова заплакали. Очень жалко было с ней расставаться. Каждый из нас подошел к собаке. Она облизала нас. Мне показалось, что у нее на глазах тоже были слезы. Больше мы никогда не видели нашу Норку. Она не вернулась с войны...

К.К. Проничева, Вологда